Мастер-художник по камню


У Колыванского камнерезного завода дела снова пошли в гору

Мастер-художник Колыванского камнерезного завода Алексей Дорохов лучше других знает: с алтайским камнем мало что может сравниться. Белорецкий кварцит, ревнёвская яшма, гранит и порфир, добытые в относительно молодых по тектоническим меркам Алтайских горах (один из главных карьеров находится в районе горы Синюхи), значительно превосходят по плотности, сложности рисунка и разнообразию палитры даже сырьё с Урала, где горная система находится уже в стадии разрушения.

– Этот камень просто поражает воображение, – не перестает удивляться художник. – И я могу без преувеличения сказать, что такие большие мозаичные панно, какие делаем мы, больше в России не изготавливают.

Мастера по эскизам кусочек к кусочку собирают цельную картину. Все камни неповторимы, у каждого свой цвет и свой рисунок на разрезе. Поэтому так сложно создать серию картин в едином стиле.

Алексей Дорохов родом с Колывани. По окончании Новоалтайского художественного училища он вот уже тринадцать лет трудится на заводе. Гордится, что его прадеды тоже работали здесь в царское время, а он, получается, четвертый художник в роду.

– Мои предки, окончив Академию художеств, служили учителями рисования в детской художественной школе и замещали мастеров, когда те уезжали в Петербург на стажировку, – рассказывает Алексей. – Я продолжатель традиций. И моя супруга тоже художник, работает на заводе, вместе мы творим, друг другу помогаем, подсказываем. Это чрезвычайно интересно и непредсказуемо, потому что какой бы ты ни сделал эскиз, камень сам начинает диктовать свои условия. Мастеру с ним нужно найти общий язык, гармонию – только в этом случае получаются величайшие произведения искусства, известные во всем мире своей красотой и изяществом.

Сделано на Алтае

У Колыванского камнерезного завода, кажется, дела снова пошли в гору. Директор старейшего в России предприятия Андрей Михеев осторожно, чтобы не сглазить, говорит о росте заказов, хороших показателях производительности труда в минувшем году и перспективах на будущее. Еще – о планах в ближайшее время закупить новые станки и дальше развивать производство. «До 2018 года мы точно будем жить безбедно, – уверен руководитель. – Подняли тарифную сетку, теперь у людей достойная заработная плата. Шесть последних лет она не поднималась, а сейчас по основным цехам в среднем 30 – 40 тысяч рублей».

Заводчане поддерживают своего руководителя. Михеев пришел на предприятие чуть больше года назад, но уже успел завоевать авторитет в коллективе. В производство запускаются законсервированные станки, капитально ремонтируются. Заказов много – на создание памятников, сувенирную продукцию и, конечно, мозаичные панно. Только за первые шесть месяцев 2016 года предприятию удалось увеличить прибыль на 70% по отношению к такому же периоду прошлого года.

Летом 2016-го колыванские камнерезы работали, что называется, с колес, в три смены. Весь завезенный камень в течение суток уходил в распиловку. Занимались изготовлением мозаичных панно для учреждений образования и социальной сферы края. Там же творили неповторимую мозаику для медицины. Например, для открывшегося недавно нового перинатального центра в краевой столице мастера изготовили икону Богородицы «Помощница в родах», которая встречает будущих мамочек прямо на входе в холле здания.

Работы оплачиваются из краевого бюджета. В прошлом году объём госзаказа в денежном выражении составил более 20 млн рублей. Колыванские камнерезы изготовили крупные мозаичные панно, вазы из ревнёвской яшмы. Элементы оформления моста через реку Барнаулку в краевом центре тоже произвели на Колыванском камнерезном заводе. Для выполнения этого заказа специалисты предприятия не покладая рук работали с весны до осени прошлого года. Выточили из гранита плиты и шары для парапетов, бордюры и ступени.

Сейчас заводчане заканчивают работать над крупным заказом для Знаменской церкви села Курья, где крестили нашего прославленного земляка-оружейника Михаила Калашникова. Для нее изготавливаются мозаичные иконы с изображением святых ликов, выполненные в технике флорентийской мозаики, иконостас, престол и алтарь. Это будет единственная церковь в стране, где все эти элементы собраны из красивейшего алтайского отделочного камня: ревневской и сургучной яшмы, порфира, порфирита и белорецкого кварцита. Тонкая работа Проект по оформлению Знаменской церкви выполняется также по госзаказу. Сейчас на заводе работают над финальной шлифовкой и сборкой изделий. В цехах шумят станки, сосредоточенные мастера, склоняясь к панно, колдуют над причудливой мозаикой. Художники размышляют над композицией, подбирая эффектную цветовую гамму. Шлифовщик-полировщик Марина Смирнова по кусочкам собирает мозаичное панно. Мягкие движения рук, как у хирурга: работа тонкая, отвлекаться нельзя.

– Некоторые детали приходится переделывать по нескольку раз, – объясняет мастерица. – Камень хрупкий, дает трещины, имеет свойство рассыпаться в пыль, поэтому требуется много терпения и спокойствие при сборке. А еще многое зависит от настроения. Если ты расслаблена, то все получается хорошо, а если нервничаешь – валится из рук. Лично у меня проблемы возникают с яшмой. Начинаю ее пилить, а она мелкими осколками разлетается в стороны – клею ее, клею, переклеиваю…

Марина хорошо знает свое дело. Она окончила художественно-графическое отделение Бийского педагогического колледжа, долгое время жила в Рубцовске, где работала в художественном кооперативе. Расписывала фарфоровые бутылки под гжель. Отдыхать приезжала в Колывань, влюбилась в здешние места и так вместе с мужем осталась.

– Мы прекрасно понимаем, что работаем на заводе, который был, есть и останется в истории, – продолжает Марина. – Это интересное чувство! Сейчас выполняем заказы для детских садов и больниц: собираем пейзажи, животных, цветы, шкатулки, яйца, яблоки, столы. А еще производим уникальные вещи, которые, кроме нас, никто делать не умеет. Эти вещи не просто штучные. Мало кто знает, к примеру, что осенью прошлого года Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в подарок на свой день рождения получил от завода уникальный посох. Колыванские камнерезы изготовили его из такой же ревневской яшмы, из какой сделана стоящая в Эрмитаже «Царица ваз». В работе было использовано около ста килограммов камня. Сам же посох весит около десяти. Говорят, что презент владыке очень понравился. С оглядкой на старину Флорентийская мозаика, которая будет смонтирована в Знаменской церкви, является самой сложной разновидностью классической мозаики. Этой техникой колыванские камнерезы владеют искусно и сегодня готовы выполнить любые изделия.

– Мы никогда еще не отказывались от заказов, – рассказывает руководитель предприятия. – И не намерены это делать. Будем смотреть вперед, но оглядываясь назад. Собираемся делать, к примеру, совершенно новые вазы, которые перекликаются со стариной, то есть резные, с отделкой. В первую очередь планируем улучшать качество и со временем уходить от производства простого, изготавливая сложные вещи, и при этом быстро. Уверен, что у нас все получится, потому что есть достойные кадры и к заводу не пропал интерес.

В 2016 году туристы приезжали в Колывань группами по два-три автобуса в день. Стояли в очереди к заводу. По словам Андрея Михеева, чтобы более уверенно встать на ноги и вернуть старейшему предприятию былую славу, нужна поддержка краевых властей, и она тоже есть.

– Мы имеем госзаказ на текущий год, сейчас документы находятся на стадии подписания, – рассказывает руководитель. – Рассчитываем делать облицовку речного вокзала, в стадии согласования – изготовление столбов для парка культуры и отдыха Центрального района Барнаула. Кроме того, решается вопрос по нашему участию в отделке Государственной филармонии Алтайского края. Планируется на здании вместо баннера установить мозаичное панно на музыкальную тему. Художники сейчас разрабатывают эту тему. Колыванский камнерезный завод уже сегодня обеспечен работой минимум до середины года. Кроме того, заказы поступают от частных лиц и организаций. «Дело стало за малым, – говорит Андрей Михеев. – Трудиться, делая упор на качество и оригинальность изделий. Если будет качество – будет и сбыт».

Вадим Кулешов, «Алтайская правда», 27.02.2017

Фото: Вячеслав Киричук