Главное – в бой вступить, а там видно будет! Алтайский хирург раскрыл секреты профессии


Владимир Клочко возглавляет хирургическое отделение одиннадцатый год. В июне этого года он отметит своё 60-летие. О выборе профессии ни разу не пожалел. Что его подвигло пойти в медицину?

Сердце… справа

В больницу «Трансмаш» (теперь городская № 8) Владимир Леонтьевич пришёл в августе 1982 года сразу после окончания ординатуры. Незадолго до этого главным врачом больницы назначили Виктора Владимировича Братышева. Для молодого хирурга он стал авторитетом на всю жизнь. «Очень хороший человек, с большим опытом хирурга и администратора, – говорит о нём Клочко. – Когда несколько лет назад он решил отойти от дел, мы уговаривали: «Виктор Владимирович, вы аксакал нашей больницы. Как же мы без вас?» Братышев отмахнулся: «Хватит народ смешить, я лучше на дачу». Отношения с ним продолжаем поддерживать, его сын Альберт Викторович сейчас заместитель главврача нашей больницы».

– Родом я из села Колыванского Павловского района. Сестра, которая старше меня на четыре года, поступила в медицинский институт. В десятом классе приехал к ней в гости. Сестра познакомила с одногруппниками. Те сводили меня в анатомичку (раньше проводились дни открытых дверей), похвалили за выдержанную реакцию во время экскурсии. Похлопали по плечу: «Поступай к нам учиться, ты сможешь».

– Трудно решиться сделать первый разрез?

– Когда стоишь у стола, об этом не думаешь. Это работа, такая же как работа дворника, который подметает, или токаря, который точит детали. Здесь главное – внимание, действуешь на подкорке, включая все знания, которые накопил, и навыки, отработанные до автоматизма. Конечно, постороннему тяжело наблюдать за реанимационными мероприятиями, особенно когда больной в тяжелом состоянии. А когда сам отвечаешь за жизнь человека, максимально собран и уже не допускаешь посторонних мыслей.

– Вы столько оперируете, никаких неожиданностей не случалось? Например, у всех пациентов одинаковое расположение внутренних органов? Слышала, что бывает сердце не с той стороны.

– Обратное расположение органов случается. И не только сердца, а иногда в комплексе: печень – слева, селезёнка – справа. Я оперировал одного больного, у которого аппендицит оказался слева. Таких случаев было два.

Евгений Тарле в своей книге «Наполеон» пишет, что любимая пословица императора: главное – в бой вступить, а там видно будет! Так и у нас.

Если затрудняешься точно поставить диагноз, чтобы решить, надо оперировать или нет, делаем лапаротомию – разрез. Хотя сейчас это не «золотой стандарт». Есть менее инвазивные методы. Щадящая операция проколами – лапароскопия. Именно в больнице «Трансмаш» в 1994 году впервые в крае была проведена подобная операция.

Сколько инструментов в операционной?

Вместе с Владимиром Леонтьевичем в отделении сегодня трудятся опытные хирурги Иван Николаевич Сафонов и Андрей Геннадьевич Нувальцев. О каждом из них заведующий отзывается с большой теплотой. Это специалисты высокого класса. Но не меньшая роль в успешном проведении операции отводится анестезиологам. Это они поддерживают жизнь пациента, введённого в искусственный сон. Жительница Барнаула Людмила Петровна, которая за последние годы перенесла пять операций, призналась корреспонденту «АП», что преклоняется перед анестезиологами и запоминает их имена. Один из них – Татьяна Николаевна Арцибашева как раз работает в больнице «Трансмаш». Владимир Леонтьевич отзывается о ней как о специалисте с большим опытом. Кстати, в больнице организована ротация дежурства анестезиологов. Месяц они работают в одном отделении, месяц – в другом, потом в третьем… и так по кругу. Такая сменяемость повышает их мастерство.

Операционные сестры в каждом отделении всегда были свои. Но недавно в больнице сделали единый оперблок, благодаря которому появилась возможность организовывать их ротацию. Зачем это нужно? Клочко поясняет: «У нас операционная медсестра общего хирургического отделения может практически всё: помочь прооперировать хирургу в урологическом, гинекологическом и других отделениях. Ротация позволит медсёстрам освоить оперативные вмешательства в смежных специальностях, например, плановой или экстренной гинекологии». Всегда интересовало, какое количество инструментов должна знать такая медсестра? Судя по фильмам, хирург негромко называет инструмент, а та безошибочно подаёт нужный. Владимир Леонтьевич поправил меня:

– Она практически должна знать ход оперативного вмешательства и подавать инструменты без подсказки. Есть их стандартные наборы, а если для предстоящей операции требуется что-то ещё, доктор заранее сообщает об этом своей медсестре.

Сейчас с введением малоинвазивных оперативных вмешательств и новых технологий медицинской аппаратуры добавилось. Кстати, раньше говорили, что операционная сестра хирургу как вторая жена: она должна тебя понимать не то что с полуслова, а с полувзгляда.

Как определяется время операции? Есть негласные правила, если за 20 – 30 минут не удаётся обеспечить положительную динамику во время удаления эндоскопом того же аппендицита, то надо переходить на открытую операцию. Бывает, анатомия у пациента не способствует, чтобы через проколы быстро подобраться к нужному месту, или мешают спаечные процессы от предыдущих операций.

«Думаете, у нас руки чешутся?»

– Немалую часть оперативных вмешательств составляет удаление грыж. В нашей больнице создан специальный центр. Всё чаще применяется эндопротезирование, то есть установка специальной сетки на передней стенке брюшной полости. С одной стороны, это более новая, прогрессивная технология, но осложнения бывают. Нередко пациентам приходится удалять желчный пузырь, ведь камешки в нём – бомба замедленного действия. Воспаленный оперировать сложнее. Например, сегодня к нам поступила сотрудница больницы с подозрением на острое воспаление желчного пузыря. Оперироваться она боится. Мы оставили её до завтрашнего дня. Посмотрим, какие будут анализы, а самое главное – пройдут боли или сохранятся. Как говорят, критерий истины есть практика и время.

– А в народе считают, что хирургу лишь бы резать!

– Да ну! Вы что, думаете, у нас руки чешутся? У нас заведовал отделением Геннадий Никифорович Спирин. Он всегда говорил: «Самая лучшая операция та, которая не сделана».

– До которого времени хирург может работать?

– Если появились сомнения, боязнь не справиться с операцией, надо уходить. Хотя временные сомнения иногда посещают. Порой сталкиваешься с такими сложными случаями, что, закончив операцию, ещё долго думаешь, всё ли ты правильно сделал?

– Вы делаете две-три операции в день. При таком конвейере какие-то случаи особо запоминаются?

– Конечно, особенно при экстренной хирургии. Два раза в месяц наше отделение дежурит по городу. Кого и с чем привезут, мы не знаем, поэтому готовимся к любым неожиданностям. Например, с начала восьмидесятых до девяностых годов было много пострадавших от ножа, каждое дежурство – пять-шесть проникающих ранений. В последнее время с такими случаями сталкиваемся редко. В лихие девяностые пошли огнестрельные раны: из пистолета, автомата, очень тяжёлые – дробовые. Потом и это закончилось.

Поинтересовалась, как при такой сложной профессии, когда в больнице приходится иногда дневать и ночевать, хирург находит себе жену? Владимир Леонтьевич ответил, что стал хирургом, когда уже был женат на коллеге. Свою половинку нашёл в институте. Елена работала в горбольнице № 3. Клочко называет её шаманкой, поскольку она иглорефлексотерапевт. Вырастили двоих детей. Сын Вячеслав продолжил династию медиков, он лор-врач. Дочь Екатерина окончила университет, факультет востоковедения. Четыре с половиной года назад Клочко стал дедом, а сегодня у него уже три внука – Владимир, Фёдор и Георгий.

Свой отпуск предпочитает проводить дома, на природе. Любимое занятие – рыбалка. На вопрос, осталась ли ещё рыба в наших реках, Клочко ответил: «Конечно. А ещё у нас много озёр, где разводят карпов, там отличная рыбалка. Это целый ритуал. На рыбалке главное – посидеть на берегу, пообщаться!»

Владимир Леонтьевич признаётся: – Очень люблю собирать грибы, особенно белые. Для меня это самая лучшая охота. Маринуем их или мелко нарезаем – и в морозилку. Жена готовит из них пироги, разные соусы, жарит с картошкой. Получается очень вкусно. Я практически всеядный, поэтому определиться с любимым блюдом не могу. Ещё раньше большой компанией ездили на охоту в Завьялово на уточек, зайчиков. А последние пятнадцать лет отошли от этого. Жалко стало стрелять по живым мишеням.

21.01.2018, Информационный портал Алтайская правда