Каждый третий офисный работник в России готов сменить свою профессию на рабочую специальность, выяснила служба исследований HeadHunter. Люди с высшим образованием и опытом зачастую разочаровываются в работе и уходят печь торты, делать прически, шить кошельки. Altapress.ru поговорил с пятью барнаульцами, которые поменяли офисный труд на ремесло и выяснил, насколько трудно им было и что они в итоге получили.


Евгения Петрова: "Не хочу, чтобы начальник выносил мне мозг"

Евгения — бывший инженер-строитель, работала в администрации Барнаула. Сейчас — стилист по прическам.

Как сменила профессию. Все пошло с декрета. Сначала я пекла торты для своего ребенка и для знакомых. Но выпечка меня не впечатлила. Параллельно я часто делала своей маме прически. Муж предложил на этом зарабатывать.

Я загорелась, пошла на первые попавшиеся курсы. Потом фотографировала прически, ко мне начали обращаться люди, визажисты стали предлагать сотрудничество. В итоге я поняла, что мне комфортно в этой профессии.

Чем не устраивала прежняя работа. Когда я училась в политехе, хотела стать начальником. А когда пошла работать в мэрию, поняла, что там руководят "свои люди". Я за 13 тысяч в месяц лопатила многомиллионные сметы, а моя начальница пенсионного возраста слушала музыку в "Одноклассниках". Мне очень быстро стало понятно, что я не готова тратить свою жизнь на это.

У меня много знакомых, которые ушли в самозанятость. Потому что работать "на дядю" нерезультативно. Так вы развиваете другого человека, не себя. А ведь сейчас столько возможностей для развития, можно даже рекламироваться в соцсетях без вложений. Я думаю, скоро многие уйдут из офиса.

Денежный вопрос. Мой заработок увеличился раз в пять, а в сезон я зарабатываю еще больше: просто потому что спрос дикий и работаю с утра до вечера.

О минусах. Я снимаю кабинет, так что приходится платить аренду. Сейчас оформляю ИП, потому что серьезные поставщики отказываются работать с физлицами. Кроме того, работа сезонная: в теплое время года и перед новогодними праздниками спрос высокий, в остальное время низкий.

В сезон я пропадаю на работе целыми днями, по выходным ребенка вообще не вижу. Поэтому не вожу его в сад по понедельникам и вторникам, чтобы проводить с ним время.

Работа Евгении Петровой.

Почему хорошо быть ремесленником. У меня мама работает на официальной работе, но я уверена, что пенсии у нас будут одинаковые. Нет смысла ждать чего-то лучшего на работе по найму, жить надо сейчас. Быть в подчинении — стезя тех, кто не может нести ответственность за себя.

Мне лучше так, чем в офисе, где мне начальник будет выносить мозг. Да и кто меня возьмет с маленьким ребенком — большинство работодателей относятся к матерям как к ущербным.

Я на работу сейчас хожу с удовольствием. Да, у меня мало выходных, но зато много друзей. И муж мой тоже уходит со своей работы, меняет сферу деятельности на самозанятость. Я его поддерживаю.


Владимир Ковалев: "Понял, что мне самому есть что сказать людям"

Владимир — архитектор-дизайнер со стажем 15 лет. Параллельно занимается изготовлением сумок, портмоне, кошельков из кожи (бизнесу 5 лет).

Как приобрел новую профессию. Не то чтобы сменил — ушел в свободное плавание и нашел время на другую деятельность. Я и архитектор-дизайнер, и "кожемяка".

Я, можно сказать, всю жизнь мечтал найти идеальное портмоне. Этого не случилось, поэтому пришлось в буквальном смысле взять дело в свои руки. После недолгих мучений я придумал чертеж, распечатал его, перенес на кожу и сделал выкройку. Моим первым "ручным" портмоне заинтересовались друзья, и пошло-поехало.

Чем не устраивала прежняя работа. Я уже много лет работаю один. После колледжа с 2002 года семь лет трудился в мастерской Александра Деринга. Я приобрел бесценный опыт, но в какой-то момент понял, что мне самому есть что сказать людям.

Когда ты работаешь один, ты делаешь имя себе, а не студии, в которой работаешь. У тебя появляется больше возможностей для реализации, ты можешь высказать свою точку зрения через дизайн. Мне это нравится, я кайфую от этого.

Денежный вопрос. Безусловно, самостоятельно я зарабатываю больше, чем по найму. Иногда львиная доля заработка приходится на дизайнерские проекты, а иногда на кошельках зарабатываю в два раза больше, чем как архитектор.

О минусах. Я снимаю офис для своих нужд в центре города. Иначе никак. Около 3-3,5 лет назад оформил ИП — пришлось. Заработок сезонный, бывает густо, бывает пусто. Но две работы как-то страхуют.

Очень большой минус — перебои с поставками кожи и огромный процент брака. Я работаю исключительно с российской кожей из Рязани. Брак у них составляет 50-70%. Надеюсь, что когда откроют кожевенный завод в Заринске, мне станет легче работать.

Почему хорошо быть ремесленником. Работа в офисе — это вообще не мое. У меня есть свое видение, я не готов под кого-то подстраиваться. Я получаю огромное удовольствие от того, что мои изделия живут и приносят кому-то пользу.

Когда я шью, к примеру, портмоне, мне интересно думать, какая у него будет история, где оно побывает. Недавно вот один кошелек уехал на остров Маврикий. Представьте, что где-то в Восточной Африке, на земле посреди Индийского океана есть изделие, на котором написано: "Сделано в Барнауле". Это вдохновляет.


Глеб Меднов: "Ты зарабатываешь столько, сколько позволяешь себе"

Глеб — бывший фитнес-тренер, SMM-специалист. Работает гончаром в мастерской "Понаделали" (Белокуриха), учится на парикмахера.

Как сменил профессию. Меня с детства тянуло к творчеству. Я все время рисовал, лепил из пластилина, пытался вырезать фигурки из дерева. Став взрослым, я сменил целую кучу разных мест работы, но все время общался с творческими людьми.

Поэтому не могу сказать, что совсем уж случайно познакомился с двумя гончарами. На первом же мастер-классе, по их словам, я сделал то, к чему они шли год. Мне предложили работать, и я сразу же согласился и переехал в Белокуриху.

Чем не устраивала прежняя работа. Работа в офисе "на дядю" имеет в плюсах только то, что на тебе лежит лишь малая часть ответственности. Но это было скучно.

Меня не покидало ощущение, что чего-то не хватает. И в один прекрасный момент я вспомнил, что у меня есть два творческих отростка из плеч, которыми можно зарабатывать на жизнь, занимаясь тем, что по-настоящему нравится.

Денежный вопрос. В ручной работе на себя только ты решаешь, сколько ты будешь зарабатывать. Так что ты не зарабатываешь больше или меньше, ты зарабатываешь столько, сколько позволяешь себе.

Работа Глеба Меднова.

О минусах. Все проблемы подобного труда вытекают только из вопросов самоорганизации. Конечно, иногда могут задержать поставку глины, отключить электричество посреди обжига и тому подобное, но это все чепуха. Главное — найти свою аудиторию, а у хорошего мастера она найдется сама, ибо "сарафан" работает лучше любой другой рекламы.

Почему хорошо быть ремесленником. Мне нужен постоянный полет фантазии в работе, где я собственными руками буду чувствовать, как создается нечто прекрасное (субъективно, конечно). Так что я гораздо более уверенно и счастливо себя ощущаю, чем до офисной работы. Меня ограничивают только законы физики.

Глина — это живой материал, она находится от мастера в такой зависимости, что даже смена настроения отражается на результате. Это и работа, и хобби, и психотерапия в одном флаконе.



Константин Ганов: "Чувствую огромное желание мастерить"

Константин — журналист в прошлом. Сейчас он руководит "Крафт-клубом М2" (общественная столярная мастерская).

Как сменил профессию. Я дважды кардинально менял профессию. Сначала ушел из пресс-секретарей в сварщики на завод. Потом меня позвали в журнал "Стройка" редактором. А оттуда перешел в группу компаний "Практика", сначала руководителем отдела, а потом — столярной мастерской. Сейчас обучаю людей мастерить разные изделия из дерева. Они делают все самостоятельно под моим присмотром.

Чем не устраивала прежняя работа. Устраивала, просто так сложились обстоятельства. Мне нравится смена деятельности, нравится, что могу трудиться в нескольких профессиях.

Если захочу, в любой момент смогу вернуться в журналистику. Но пока я чувствую любовь к рукоделию и огромное желание мастерить.

Денежный вопрос. Зарплата у меня нормальная. Больше, чем у журналиста.

В мастерской "Крафт-клуб М2".

В мастерской "Крафт-клуб М2".

В мастерской "Крафт-клуб М2".

О минусах. Я не сам по себе, у меня есть начальство, которое требует определенных результатов. Поэтому не могу сказать, что работа у меня совсем не нервная. Ругают порой за то, что не могу выдавить из себя журналиста. Но это ведь тоже уже в крови.

Почему хорошо быть ремесленником. Я люблю и сам делать все руками, и учить этому людей. Обожаю, когда они восхищаются результатами нашего общего труда.

Ко мне может прийти человек и сказать, что у него "руки из жопы растут", а через несколько часов самостоятельно сделать детскую кроватку. Людей тянет к этому — работает историческая память. И мне нравится быть им полезным.


Мария Пикалова: "Я хочу всегда иметь возможность зарабатывать"

Мария работает специалистом по связям с общественностью. Также она продает вязаные вещи собственного изготовления и оформляет брови.

Как приобрела новую профессию. Весь 2016 год я не работала: попала под оптимизацию персонала, когда просто говорят: "Пиши заявление и уходи". Долго не могла устроиться по специальности. Мое хобби с детства — вязание — немного выручало. Я делала что-то на заказ для других людей. Потом отучилась на мастера-бровиста, сейчас еще и брови делаю.

Чем не устраивает работа по найму. Я хотела бы овладеть новой профессией, чтобы всегда иметь возможность зарабатывать, если вдруг повторится ситуация 2016 года. Но это новое дело обязательно должно нравиться.

Вообще я люблю кропотливую, творческую работу, создание чего-то своими руками, а еще общение с людьми. Исходила из этого, когда училась на мастера-бровиста. В планах освоить еще что-то новое.

Работа Марии Пикаловой.

Денежный вопрос. Дополнительный заработок составляет примерно четвертую часть от основного.

О минусах. Их нет.

Почему хорошо быть ремесленником. Мои знакомые, которые выбрали самозанятость, руководствовались не престижем, а возможностью зарабатывать. Но я пока не собираюсь уходить. Вязание и оформление бровей — это мои увлечения. Возможно, в будущем они станут основными видами деятельности. Но не сейчас.

https://altapress.ru